Молчание моря — 4

В соавторстве с Daredevil
Глава 6. Атлит-Ям
- Дорогой, не сочти меня психом, но сегодня утром в ресторане мне показалось, что я видела ту самую девицу из Гераклиона.
- Мы с тобой коллективно психи, солнышко. Мне тоже показалось, что я ее видел. Подозреваю, ее интересует тот же загадочный артефакт, что и нас.
- Но как она могла о нем узнать?
- Рукописи были доступны для осмотра и изучения в течение двух недель перед аукционом. Так что возможностей ознакомиться с текстами у нее было более чем достаточно.
- Жаль, мы не знаем, кто она такая.
- Не знаем, но можем попытаться выяснить… Ну-ка встань у той живописной стены, солнце мое, я тебя щелкну… Чуть левее… Умница. Смотри…
- Вот же… - Сноуи явно хотела сказать что-то нецензурное, но сдержалась. – Она так за нами и тащится, дрянь эдакая. Может, и под воду полезет.
- Не сомневаюсь, что полезет. Да будет благословен Гугл всевидящий и всезнающий… Жанин Карре, выпускница Сорбонны. Специальность: реставрация древних рукописей. В настоящее время безработная… Опа! А вот это уже интересно. Последнее место работы: младший реставратор в аббатстве Сен-Виктор.
- Ага, мадмуазель, похоже, занималась восстановлением наших свитков. Понятно теперь, откуда у нее информация. Но почему мы впервые увидели ее в Египте, а раньше не встречали?
- Возможно, в других местах ее попросту не было. Не забывай, девушка только-только обучение закончила, опыта у нее меньше, чем у нас. Так что она могла начать с Гераклиона или подводного города, до которого мы еще не добрались. А, увидев нас в Египте…
- …решила воспользоваться удачным моментом. Только ее очень не вовремя по спинке толстым пальчиком приложили. Что будем делать, шеф? Вдруг она и дальше будет за нами мотаться? Не топить же ее, в самом деле.
- Мысль хорошая. Уж мы-то найдем, куда труп спрятать. Но, может, сначала поймаем, свяжем и допросим с пристрастием.
- До погружения или после?
- Давай после. Посмотрим, как она себя под водой будет вести.

***
Во время погружения и под водой Жанин держалась на почтительном расстоянии, поэтому уважительного повода утопить и схоронить ее под неолитической плитой у Сноуи и Тони не было. Равно, как и возможности.
Супруги периодически посматривали туда, где – чуть сзади и левее – девушка старательно снимала развалины, делая вид, что маршрут мистера и миссис Спрайд ее совершенно не интересует.
Археологи помнили, что Жанин прекрасно плавает, поэтому старались держать безопасную дистанцию. Впрочем, никаких причин для беспокойства пока не возникло. Ровно до тех пор, пока Тони и Сноуи не подплыли к самому большому каменному кольцу, из середины которого бил луч бледно-голубого цвета.
Супруги проскользнули между стелами внутрь и осторожно подобрались к алтарю, расположенному строго по центру подводного Стоунхенджа.
Если верить фотографиям археологов, копавшихся здесь начиная с 1984 года (а не верить им не было оснований), алтарь, также, как и стоящее вокруг ограждение, глубоко врос в ил и был наполовину занесен песком. Сейчас же край камня был слегка сдвинут в сторону, словно крышка неплотно прикрытого колодца, из которого вылетали голубые искры, похожие на тропических бабочек.
Сноуи и Тони начали двигать камень, открывая проход в светящуюся шахту, куда больше напоминавшую коридор «Энтерпрайза», чем подводный (или подземный) тайный ход в недра Земли.

Спускать вертикально вниз оказалось трудновато: если бы не неровности грунта и выступающие из стен камни, за которые можно было ухватиться, у археологов вряд ли получилось добраться до дна.
Спуск занял минут пятнадцать, но, когда Сноуи подняла голову, ей показалось, что выход из колодца находится где-то очень-очень высоко, потому что отсюда, со дна, он напоминал маленький десятицентовик на асфальте. Зато темная крошечная фигурка, как раз начавшая спуск, отчетливо виднелась на фоне зеленоватого моря.
Сноуи указала мужу на Жанин (в том, что это именно она, супруги не сомневались), но Тони только рукой махнул: слишком велико было расстояние; вряд ли девушке удастся догнать археологов, двинувшихся в боковой, уже горизонтальный, проход.

В небольшом круглом зале, озаренном уже ставшим привычным голубоватым светом, на полу был выложен мозаичный узор, точь-в-точь повторявший маршрут, нарисованный на шкатулке. Только здесь не было карты мира, но лишь небольшие красные точки, соединенные серебристыми линиями, которые, при внимательном рассмотрении, складывались в силуэт летящей птицы, похожей на голубя.
Сноуи двинулась вокруг комнаты, стараясь не касаться рисунка. Внезапно красные точки моргнули и погасли, а серебристые линии заполыхали ярким светом. Клубы пара от раскалившихся контуров птицы, напоминавшей теперь не голубя, но орла, заполнили всю комнату. Температура резко подскочила градусов на пятьдесят – это чувствовалось даже сквозь гидрики.
Тони схватил жену за руку и потащил к выходу, но у самой двери столкнулся с Жанин.
В это время откуда-то, - казалось, со всех сторон сразу, - послышалось змеиное шипение. Троица разом подняла головы: сверху спускалась огромная полупрозрачная медуза с вывернутым наружу желудком мертвенно-бледного цвета. Длинные щупальца оканчивались головами мифологических Медуз со змеиными прическами. Похожих существ Тони и Сноуи уже встречали. Только сейчас змеи были живыми: они высовывали раздвоенные язычки, тянули головы к добыче.
Гигантская медуза была уже так близко, что даже сквозь маски чувствовался чудовищный трупный смрад, исходящий из желудка твари. Мистер Спрайд подтолкнул обеих женщин к выходу, но было поздно. Два ближайших к людям щупальца метнулись и, схватив Тони и Сноуи, зашвырнули обоих в открывшуюся беззубую, полную слизи пасть.
Жанин достался такой пинок третьим щупальцем, что девушка вылетела из коридора на дно колодца, ударилась о стену и на какое-то время потеряла сознание.
Когда реставратор пришла в себя, то обнаружила, что лежит на алтаре в центре каменного круга. Девушка огляделась по сторонам. Ни голубого света, ни колодца, ни чудовищной медузы. И никаких следов Тони и Сноуи.

«Поиски сэра Энтони Джеймса Патрика Спрайда-младшего, герцога Блэкшир и Даркмор, и его супруги Снежаны Назаренко-Спрайд продолжались в течение десяти дней и были прекращены из-за неблагоприятных погодных условий. Уже к вечеру первого дня спасателям стало очевидно, что нет никаких шансов обнаружить археологов живыми. Все остальное время спасательные работы, финансируемые родными сэра Энтони, продолжались только в надежде найти тела, но с сегодняшнего дня и это стало невозможным по причине штормовых ветров на поверхности и плохой видимости под водой.
Сэр Энтони Джеймс Патрик Спрайд-младший, герцог Блэкшир и Даркмор, и его супруга официально признаны погибшими».

Не дано нам, ныне живущим, постичь всё величие и высоту замыслов Мастера, создавшего свое Творение во благо тех, с кем разделял он радости и печали земной жизни, также, как не дано было это его соотечественникам. Посему, может, и к лучшему оно, что погиб сей нечестивый город и вместе с ним погрузилось на дно морское Творение, которое должно было стать помощником и оберегом от бед и умудренным старцам, и полным сил воинам, и почтенным матронам, и невинным чадам их.

Глава 7. Лондон – Атлит-Ям
Стройная светловолосая девушка положила букет белых гвоздик возле черной мраморной стелы. Постояла, опустив голову, потом тихо сказала:
- Простите, если сможете. Это моя вина.
- Почему твоя? – раздалось за спиной.
Жанин обернулась и увидела темноволосого мальчишку лет четырнадцати-пятнадцати. Чуть в стороне стоял второй близняшка, держа за руки младших сестренок.
- Потому что я… Нет, вы все равно не поймете…
- Мы попробуем, - отозвался мальчик. – Меня, кстати, Серж зовут. Это Алекс. А они, - кивок в сторону девочек, - Джекки и Дин. А тебя я знаю, показывали в новостях. Ты была последней, кто видел маму и папу живыми. Только прости, не помню имени.
- Жанин… Папу? Я думала…
- Тони нам как настоящий отец. Был, - вмешался Алекс. – Нет, есть. Мы не верим, что они погибли. Сколько с ними всего приключалось во время экспедиций, но папа с мамой всегда находили выход. И сейчас найдут.
- Прости, малыш, но боюсь, что на это раз не получится.
- Найдут, - Алекс упрямо мотнул головой и поджал губы. – Но ты что-то знаешь, Жанин. Что-то, что не рассказывала прессе и спасателям.
- Не уверена, стоит ли говорить об этом. Мне никто бы не поверил. И вы тоже.
- Поверим, - сказал Серж. – Если ты скажешь правду. Ты ведь никуда не спешишь, верно? Тогда подожди, мы немножко побудем тут, а потом пойдем куда-нибудь и поговорим.

***
Сидя через час в кафе с детьми, Жанин помешивала кофе и думала: как и с чего начать. Джекки и Дин, уже успевшие на кладбище поплакать и успокоиться, сейчас уплетали мороженое, а Серж и Алекс, забыв про остывающий чай, терпеливо ждали, когда новая знакомая соберется с мыслями.
Наконец мадмуазель Карре начала рассказывать: как ей, попавшей под сокращение сотруднице музея, предложили принять участие в проекте по восстановлению рукописей, найденных в Сен-Виктор; как она перефотографировала свитки, понимая их ценность и надеясь расшифровать самостоятельно; как составила маршрут поездки с началом в Гераклионе; как увидела там мистера и миссис Спрайд и, разумеется, сразу догадалась, кто приобрел раритеты на аукционе.
- Погоди-ка, - перебил Серж. Или Алекс. Жанин еще не научилась различать мальчишек. Девочек, кстати, тоже, хотя братьям это как-то удавалось. – Значит, ты не знала, что эти рукописи купил папа?
- Конечно, нет. Имена покупателей на подобных аукционах не озвучивают.
- Понятно. А дальше что было?
- Дальше… Ох, как это трудно!
- А ты попробуй, - вмешался Алекс. Или Серж.
Жанин попробовала. Как ни странно, но ни средневековая каравелла посреди древнего храма, ни таинственная шкатулка, ни ожившие статуи не вызвали у мальчишек нормальной в таких случаях реакции: никто не крутил пальцем возле виска, не делал «большие глаза». Девушка рассказала, как, вернувшись в отель, несколько часов пролежала с жуткой головной болью в темной комнате, и с трудом, но все-таки смогла вспомнить, что случилось на самом деле.
- Вы… вы мне верите, ребята?
- Конечно, - хором отозвались близнецы.
Кто-то – то ли Серж, то ли Алекс, - добавил:
- Ты бы не стала придумывать такую сказку нарочно. Хотела бы соврать, сочинила что-нибудь поубедительнее.
- А зачем ты хотела взять шкатулку? – полюбопытствовал второй брат. – Из-за денег? Ты думала, она дорогая?
- Нет, конечно. То есть я не сомневаюсь, что такая находка стоит очень дорого. И, да, - с деньгами у меня сейчас сложновато. Но, мальчики, я же ученый, а не авантюрист. Мне хотелось самой поизучать артефакт, понять, как он связан с рукописями. То, что связан, несомненно. Жаль, что она так и осталась на дне. Ваши родители вытащили меня, спасли, а я, вместо того, чтобы отблагодарить…
- Жанин, почему ты считаешь, что виновата в случившемся? И что все-таки случилось на самом деле? Мы же понимаем, что мама и папа не могли так просто взять и пропасть без вести в хорошо изученном месте, на небольшой глубине.
Реставратор вздохнула и принялась рассказывать, как прилетела в Израиль следующим рейсом после того, которым прибыли Сноуи и Тони, как отправилась за археологами в Атлит-Ям. И про чудовищную медузу, не похожую ни на одного известного мифологического или легендарного персонажа, сожравшую мистера и миссис Спрайд.
- А ты-то тут при чем?
- Понимаете, ребята, мне кажется… Нет, я не знаю точно, так это или не так… Я посмотрела маршрут ваших родителей до Египта: они побывали в нескольких местах, и, наверняка, там с ними тоже происходило что-то необычное. Но пока они были вдвоем, им удавалось выкручиваться. И даже меня спасти получилось. А вот когда я оказалась рядом, случилось ужасное.
- Как ты думаешь, - интересно, кто это – Серж или Алекс? Наверное, Серж – он поразговорчивее, – то, что случилось, может быть как-то связано со шкатулкой, которую вы нашли?
- Возможно. А, может быть, с тем самым Творением неизвестного Мастера, которое мы все искали.
Братья переглянулись. Казалось, между ними происходит молчаливый диалог, словно они обменивались мыслями. Жанин где-то читала, что близнецы часто понимают друг друга без слов.
- Мы еще не до конца доверяем тебе, но ты ученый. Может быть, если у тебя будет возможность изучить шкатулку повнимательнее, ты додумаешься до чего-нибудь путного.
- Возможно. Но ведь она…
- …стоит у нас дома. Дядя Джим привез ее из Атлит-Яма вместе с остальными вещами папы и мамы.

***
Отправив сестренок играть под присмотром няни, Серж и Алекс провели гостью в кабинет Тони и вытащили шкатулку из шкафа, в котором хранилось столько старинных артефактов, что у Жанин глаза на лоб полезли.
Поставив таинственный ларчик на стол, братья встали за спиной у девушки: то ли любопытствуя, то ли охраняя, а, может, и то, и другое разом.
Жанин, разумеется, сразу узнала изображение на крышке.
- Это карта мира в проекции Меркатора. Вот эти точки и погасшие линии, полагаю, начало маршрута. Они темные, потому что миссис и мистер Спрайд тут уже побывали. Вот это, - яркая красная точка, которой коснулась Жанин, внезапно сменила цвет на голубой и запульсировала, - Атлит-Ям.
Девушка понажимала на другие «остановки», провела пальцем по всем серебристым линиям, но больше ничего не изменилось. Только ярко-голубая отметина разгоралась все ярче и ярче, а из-под крышки шкатулки начали пробиваться тонкие сияющие лучики.
- Открывай, - хором скомандовали братья.
Полумесяц, лежавший внутри, переливался всеми оттенками синего, меняя цвет от ультрамарина до кобальта, вспыхивая искрами индиго и темно-фиолетового.
Жанин взяла камень в руки – он был таким горячим, что обжигал пальцы, - поморщилась, но не выпустила артефакт из рук.
- Что же ты хочешь нам сказать?
Полумесяц засиял еще ярче, а потом осыпался на ладонь девушки горсткой серого пепла. Ослепительная белая вспышка поглотила мир вокруг.

***
…Гигантская медуза была уже так близко, что даже сквозь маски чувствовался чудовищный трупный смрад, исходящий из желудка твари. Мистер Спрайд подтолкнул обеих женщин к выходу и втиснулся в коридор следом за ними. За спиной у троицы загрохотали камни, засыпая проход. По ту сторону завала раздался вой боли и злобы, что-то ударило в стену несколько раз, потом всё стихло.
Сноуи, Тони и Жанин какое-то время смотрели на валявшийся на полу обрубок мерзкого щупальца, источавшего бледную, дурно пахнущую жидкость. Затем, придя в себя, рванули к колодцу.

Переодевалась Жанин под присмотром Сноуи, не отходившей от француженки дальше, чем на пару шагов, а весь путь до гостиницы мистер Спрайд крепко удерживал мадмуазель Карре за руку. Юная особа не строила иллюзий: в подобной близости к весьма привлекательному лорду не было ничего интимного. Зато личного интереса было более чем достаточно. Так же, как и в нехороших взглядах, которыми время от времени одаривала реставратора шедшая рядышком миссис Спрайд.

- Ну-с, дорогая мадмуазель, выкладывайте, - сурово произнес Тони, когда троица оказалась в номере, который занимали археологи. – То, что нас сожрала эта мерзкая прозрачная скотина, я прекрасно помню. Путешествия во времени невозможны. Итак, что произошло на самом деле?
Жанин вздохнула. День выдался на редкость длинным, утомительным и многословным.

***
- То есть ты использовала полумесяц, чтобы попытаться спасти нас? – Сноуи встала, подошла к столу и открыла шкатулку. Внутри было пусто, все линии на крышке снова сияли серебром, а точки – ярко-красным.
- Долг платежом красен. Кажется, так говорят в России, - отозвалась Жанин.
Сноуи хотела было напомнить, с чего начался этот самый долг, и уже открыла было рот, но тут примиряющее вмешался Тони:
- Дамы, давайте не будем ссориться. Сейчас важно понять принцип действия артефакта. То, что это вещь огромной силы, - очевидно, раз даже небольшой осколок смог эммм… изменить прошлое.
- Мне кажется, - заметила Сноуи, - проще начать с «не». Это не было возвращением в прошлое. Во-первых, потому, что, как ты и сказал, дорогой, путешествия во времени невозможны. Во-вторых, тогда мы бы не помнили того, что с нами уже случилось. А я лично всё прекрасно помню, - миссис Спрайд поморщилась и передернула плечами.
- Параллельные миры? – робко предположила Жанин.
- И который из них чему параллелен? Я понимаю, ты говоришь о вариативности прошлых, настоящих и будущих… Нет, все равно не складывается. Множественность вселенных предполагает какую-то одну, родную, оригинальную лично для тебя. Если «настоящей» была та, в которой нас съели, значит, эта – не настоящая. Но это не так.
- Почему вы так считаете?
- Потому что в любой «не твоей» реальности найдется хоть какое-то отличие от оригинала. И воспоминания тех, кого ты знал по «настоящей» жизни, наверняка будут иными, даже если вы сохраните те же родственные и дружеские отношения… Между прочим, - Сноуи обернулась к мужу, - Саша с Сережей уже звонили. Беспокоились, хотели узнать, что получилось.
- Они всё помнят? – удивилась Жанин.
- Да. И, что куда грустнее, Джекки и Дин тоже.
- Они еще маленькие, солнышко. Надеюсь, сумеют забыть.
- Простите, Сне… миссис Спрайд, а мальчики сказали, что они видели после того, как артефакт рассыпался у меня в руках?
- Комнату залило белым светом, но через несколько мгновений он погас. Тебя в комнате было. Шкатулки тоже. Время, судя по календарю и мобильникам, вернулось на две недели назад. В «сейчас», где мы и находимся… Ладно, какие-нибудь еще версии есть? Милый?
- Нет, солнышко, пока ничего разумного. И неразумного тоже. Думаю, со временем что-нибудь прояснится и придумается.
- Ага. Мне кажется, что здесь наши дела закончены. Давай собираться, дорогой. Что у нас там дальше по маршруту?
- А я? – жалобно пискнула Жанин, про которую супруги, занятые планированием очередных приключений, мгновенно успели забыть.
- Ты…
Поняв, что на лояльность Сноуи рассчитывать не приходится, девушка перевела умоляющий взор на Тони.
- Я буду помогать, чем скажете. Возьмите меня с собой, пожалуйста.
Миссис Спрайд неожиданно рассмеялась.
- Какие глаза! Ну просто кот в сапогах! Тебе только шляпы в передних лапах не хватает. Что скажешь, милый: возьмем?
- Возьмем. В качестве администратора, помощника и секретаря, готовящего кофе для уставших дайверов. Но под воду ни ногой. Пока. А потом посмотрим на твое поведение. Устраивает? – Тони обернулся к мадмуазель Карре.
Жанин радостно закивала головой.

Создавая Творение свое, Мастер сплел воедино ночную тьму и солнечные лучи; злобное рычание дикого зверя, терзающего добычу, и радостный смех детей; стоны любви и боли; первый крик младенца и последний вздох умирающего; свет и темноту; ужас и счастье; души ночных кошмаров и воспоминания о красоте мира и людей. Ибо нет лишь светлой стороны жизни, как нет и темной – они всегда вместе и всегда едины. Если же нет – нарушается гармония жизни и смерти, умолкает мелодия вечности, которую наигрывает Вселенная на струнах космической арфы.

http://dara-from-chaos.livejournal.com/224906.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.