Германские бусинки. Людвиг Ван Революционер.

Мятеж не может кончиться удачей, -
В противном случае его зовут иначе.
С. Маршак (из Джона Харингтона)
                         
Дамы и господа!
Следующая остановка в пути - Веймар. И пришла пора культурно повеселиться.
Не знаю даже, как определить жанр сегодняшней бусинки.
Впрочем, какая разница? Добро пожаловать в немецкий национальный театр в Веймаре на постановку "Фиделио" Людвига Ван Бетховена.
Незадолго до отъезда мы послушали эту редко исполняемую оперу в Тель-Авиве и "с учёным видом знатоков" демонстрировали немецким друзьям свои "всеобъемлющие" знания.
Но хитрая судьба приготовила неожиданные сюрпризы.
Запрет на фотографирование я даже не пытался нарушить.
Автор всех снимков, взятых с сайта театра, Vincent Leifer.
 
 

Современная минималистическая постановка.
Кинокадры на вертикальных полотнищах декорации.
На "светлогорящих" во тьме буквах FREIHEIT мелькают разъярённые лица борцов за свободу. Цвета кожи угадываются под тюрбанами, арафатками и трепещущими лозунгами "Free Gaza!"
Вневременная символика. Чернорубашечники, ловко орудуя дубинками, запихивают главного узника в каталажку.
 
 
Далее по "тексту", притворившемуся либретто.
Судьба, иронически поглядывая в зал из-за кулис, перетасовала карты. Солистка первого состава исполнительница роли Леоноры приболела, и её в последний момент заменили на низкорослую, немного кривоногую и сутулую певицу с посредственными вокальными данными. Новая Леонора-Фиделио, пышногрудая и пухленькая, не вписывалась в форму чернорубашечника и не походила на свою мужскую ипостась.
   
Зато высокий мускулистый и расписанный татуировками тюремщик Рокко порадовал. Впервые в жизни перед началом оперы услышал не только объявление с просьбой выключить мобильники, но и предупреждение, что солист простужен и не будет петь в полный голос.
Немногословного уверенного тюремщика голосовые ограничения делали даже более убедительным. Подавлял он окружающих не мощью арий, а ростом, взглядом, выпяченной грудью.
 
     
Фигляр Жакино в чёрных очках по-современному "подкатывал" к дочери Рокко Марселине, пытаясь ухватить её за все места. Симпатичная девочка пела неплохо. Вот кого было жаль. Влюбиться в бесформенного Фиделио, а после узнать, что он - женщина. Впрочем...
 
Знаменитый хор узников, выпущенных на прогулку, не впечатлял.
 
       
Страсти-мордасти вокруг готовящегося убийства узника Флориана - его сексуально-эротические видения в одиночке. Худая высокая и стройная псевдо-Леонора в красном платье с загадочно влекущим взглядом бродит вокруг, прощупывая упругость тюремного матраса. Можно представить, как выглядела приболевшая прима.
 
           
"Революционное" добро вот-вот восторжествует. Коварный и подлый дон Пизарро повержен героическим Фиделио, обратившимся в Леонору. Справедливость на пороге.
 
И тут "героическая мелодрама" обращается в фарс. Вместо предполагаемого в рамках режиссёрской идеи освободителя - вождя всех повстанцев, или, по крайней мере, бетховенского благородного министра дона Фернандо появляется... крутой мафиози.
Огромный, толстый, басовитый, в золотом(!) костюме, с золотой же цепью на груди и игрушечным маленьким деревянным автоматом на боку. Он немедленно приступает к освобождению узников, разбрасывая пачки зелёных банкнот. Узники, подобострастно пихаясь, подбирают денежки, не забывая петь положенную осанну освободителю.
 
                 
Леонора, сменившая чёрную робу на красное (из эротической мечты) платье, и Флорестан приглядываются друг к другу на максимальном расстоянии, не спеша сблизиться. Он наверняка вспоминает свои тюремные видения и упругий матрас, а она, возможно, уже привыкла к любовным взглядам юной и прекрасной Марселины.
           
Сама Марселина с растерянным личиком теребит маечку с надписью Ich Liebe Dich, поглядывая то на Жакино, то на Леонору. Трудно предсказать её дальнейшую судьбу. Двадцать первый век за воротами тюрьмы.
Постыдно изгнан зарвавшийся дон Пизарро. Наверняка не заплатил положенную мзду своему золотому тельцу-боссу.
Солисты и хор вкупе с кино-повстанцами и кино-беженцами радостно поют славу обретённой свободе .
                   
Напоминаю, речь идёт об известном и почитаемом в Германии Deutsches Nationaltheater und Staatskapelle Weimar, DNT - самом известном театре Веймара.
Увы, дурно пахнущий микс из проблем беженцев, национально-освободительных движений и золотых тельцов, сдобренный техническими и постановочными ляпами, не спасла даже великая бетховенская музыка. Зато посмеялись вволю.
                 
С каким теплом и нежностью мы после вспоминали заруганную снобами Тель-Авивскую постановку, дамы и господа.

http://luckyed.livejournal.com/220418.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.