Жизнь и быт провинциального индонезийского чиновника

Сегодня за окном падает бесплатный снег, которым не будешь сыт, даже если съешь три тарелки. Он движется вниз как зелёные символы из кинофильма "Матрица", но белый на неравномерном небесном фоне. Закончились собрания, к счастью, молчит скайп, а на очередную командировку в Гамбург разум окончательно забил. Расплющившись в офисном кресле хорошо думается о далёкой стране под тропическим солнцем.

Что может быть лучше для обывателя, чем измождённый дед ведущий упряжку буйволов по рисовому полю по ляжки в грязюке? Диктую по буквам: "Н-И-Ч-Е-Г-О". Глаз ловит кадр, а мозг делает запись в инстаграмм воспоминаний. Лично мне, например, всегда нравились средневековые лодки, изгрызанные насекомыми - они честнее чем ностальгический паром на Боденском озере. Как всё таки круто смотреть на бамбуковые хижины народа с названием "сасаки" из пятизвёздочной виллы на холме. Уверен, что положа руку на сердце, со мной согласятся многие. Часть из них подло ухмыльнётся... дескать: они - сасаки, а у меня в шесть часов вечера под Шопена дрессированный пекинес станцует танец живота с коктейльчиком в передних лапках.

Разумеется, все мы знакомы с фотографиями худеньких азиатских людей с белоснежными улыбками. Окружённые традиционным колоритом, они вводят эстетов в экстаз, а некоторые даже занимают призовые места в фотоконкурсах - таким всегда злобно завидуешь, так как самому принимать в чём-то участие мешает своеобразный образ жизни. Детишки на самом деле славные, но не все живут на помойке и не все возятся с бездомными собаками под окнами покосившейся избы из красного дерева. Не все ловят рыбу! Не все собирают рис в шляпах-конусах! Конечно, их большинство, а прогуливаясь по улицам муравейников в юго-восточной Азии, поражаешся убогости в которой обитают миллионы людей, но азиаты могут жить под другому.

Итак, сижу я как-то на берегу бассеина в частном жилище суматранского заведующего. К нему я попал после братской встречи не берегу реки Батангхари и был лично представлен деревенским старостой в качестве заморского фараона. Судя по интеръеру кухни и жилой комнаты, заведующий командовал туризмом центральной Суматры. Смотрю на то как Руди - студент физики и сын другого индонезийского чиновника, медитирует, хозяин водит сачком по поверхности воды, создавая рябь, а ко мне подходит дедушка не владеющий иностранными языками, но с огромными перстнями на пальцах. Он толи свекр заведующего, толи отец брата жены. Прихлёбываю "копи хитам" - чёрный кофе, а дедушка пристроился рядышком на стуле, снимает кольца и кладёт перед моим взором чтобы похвастаться. Говорил, что стоят они семьсотпятьдесят миллионов инодонезийских рупий.

Крупнейшая денежная купюра в Индонезии - это сто тысяч рупий.
750.000.000 / 100.000 = 7500 банкнот.

В каждой банковской связке, находятся двадцать банкнот, образующими кирпичик с деньгами. Считаем дальше...
7500 / 20 = 375 кирпичиков

При весе одной банкноты в 0,8 грамма получаем шесть кило денег, занимающих объём чемодана средних размеров.

Сомневаюсь, что это неправда - зачем великвозрастному аксакалу врать? Интерьер, хорошие тапки и родственные связи с заведующим по туризму вполне соответвовали принадлежности к кастовой элите, а пережитки этой системы до сих пор сильны в Индонезии, где верхи также далеки от народа как Ксения Собчак от Гренландии. Хороший дом в лучших баварских традициях на центральной Суматре стоит около 25000 евро - половину кольца дедушки.

Когда мы возвращались к Руди, то я смотрел на обгрызанные лачуги вдоль шоссе и боролся с соблазном: а не купить ли мне целую деревню с зарплаты программмиста. Корову завести, но побеждал "своеобразный образ жизни", когда карма смешивается с стремлением к лени... прям как сейчас. Ведь закончен очередной проект, я закрываю окна программ на мониторе и пойду домой. В памяти останется кольцо, шарф из батика в моём шкафу и хиджаб для Марины. Мама Руди сказала, что она очень похожа на "родственницу из Пакистана" в этом хиджабе.

Я знаю, нетолерантный читатель со скепсисом отнесётся к этим словам, а для меня это добрая память об огромном острове Суматра и её людях. К своему стыду, я забыл кто мне сказал однажды отличную фразу о людях этой страны: "индонезийцы - это мудрый народ-ребёнок". Никто не выражался точнее. Позже, у водителя транснационального автобуса тоже было замечено большое кольцо. Оно было у торгаша чипсами и у многих случайных прохожих. Клянусь, каждое из этих колец стоило семьсотпятьдесят миллионов индонезийских рупий.

1. Внутри дома.

2. Перед Вами заведующий туризмом. На кухне всё сделано из камня и кафеля. Стандартная европейская кухня в суматранском (очень влажном) климате долго не продержится.

3. Руди.

4.

5.

6.

7. В Индонезии беспрестанно сталкиваешся с хаосом в застройке, но он не везде.

8. Чиновники живут вполне благопристойно, а как обставлены их квартиры - Вы видели на фотографии выше.

9. По таким улицам разьезжают продавцы. Они за копейки предлагают вкуснейшие вещи.

10. Сладкие суматранские пирожки.

11. Агунг, Руди и их отец - также государственный служащий.

12.

Фейсбук: https://www.facebook.com/nikolaj.nakropin

https://pipokipp.livejournal.com/108847.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.