Осенние приключения в горах Крыма

Ездили вчера с Андреем в Байдарскую долину – погулять и посмотреть незнакомые места, где не были ни я, ни он. 🙂 Но приключения начались еще раньше, когда внезапно выяснилось, что дорога до села Передовое – грунтовый горно-лесной серпантин, местами представляющий собой россыпь камней с ямами и размывами. Второй раз мы с «Фордом» преодолеваем такой перевал (в первый раз это была закрытая дорога через горы из Красноселовки в Приветное). Было немного тревожно, особенно в паре мест. Но как же там красиво, особенно сейчас, осенью! Неописуемо.

Желтый "Форд" на горной дороге.

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Как мы спасали птица

Ехали мы неспешно в сторону Вайда-Губы через огромную уходящую в кустарник лужу,и вдруг увидели вот этого красавца.
IMG_5237.JPG
Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Еще о Минске — и едем дальше!

Пора заканчивать рассказ о Минске. Третий день моих самостоятельных гуляний по городу, пока друзья с головой заняты подготовкой к фестивалю и спешным окончанием своей работы.

       Я уже вполне освоилась с местным транспортом, самостоятельно добираюсь до ближайшей станции метро и еду в центр - досмотреть то, что не осилила накануне. Первую часть дня я провела в историческом центре и на берегу реки, о котором уже рассказывала в предыдущем посте. Прогулялась по улочкам, напоминающим о планировке древнего, уже давно не существующего города. Полюбовалась на старинные церкви.

Альбом: Белоруссия

(Этот костел стоял когда-то на берегу реки. Теперь - на краю широкой улицы...)

Альбом: Белоруссия

Этот дом стоит наверху,  с него начинаются кварталы, окторые на карте обозначают как "памятник городской застройки конца 19-начала 20-го века.  В других городах никому бы не пришло в голову считать такую застройку "памятником". А здесь... здесь это ценят, потому что это - то немногое, что осталось неразрушенным. Точнее, что удалось восстановить.

Альбом: Белоруссия

Церкви напоминают о других городах, особенно о Вильнюсе. Не удивительно- ведь когда-то они входили в состав одного госдуарства.

Альбом: Белоруссия
Альбом: Белоруссия

Небольшая площадь с красивым фонтаном, вокруг фонтана носятся мелкие детишки, брызгаются водой.

Альбом: Белоруссия

От этого фонтана начинается спуск: одна дорожка ведет к православному монастырю (или какому-то церковному учреждению) -

Альбом: Белоруссия

Другая - широкие пологие ступени - выводит к улице Немиге и к берегу реки.

Альбом: Белоруссия

Где-то неподалеку находится труба, по которой вода Немиги вливается в Свислочь, но увидеть это место не удалось. А улица (справа) переходит в широкий мост. Если пройти по нему и подняться, можно оказаться на той площади, которую я показывала в предыдущем посте. Но сегодня я прохожу по пешеходной дорожке под мостом и оказываюсь на набережной - это длинный зеленый газон, с которого открывается вид на отреставрированный квартал старинного предместья на другом берегу - этакий островок магазинчиков, торгующих произведениями искусства, маленьких кафешек и мастерских.

Альбом: Белоруссия

       В Минске много того, что обычно называют социальной рекламой, и довольно интересной. В частности, мне понравилась серия картинок на тему обучения детей правильному обращению с опасными предметами - спичками, газовыми плитками и прочим. Изображены молодые родители с маленькими детьми, а текст примерно такой: "Мы горды тем, что научили ребенка пользоваться..." и дальше указывается, чем именно.Вообще много картинок на тему пожарной безопасности, например, вот такая:

Альбом: Белоруссия

Или еще о том, что нужно беречь природу и соблюдать чистоту:

Альбом: Белоруссия

(Здесь написано: "Потомкам не нужен ТАКОЙ след на земле!")

Альбом: Белоруссия

Есть много забавных названий мелких магазинов и кафе, с интересными вывесками. Я сняла только один образец, с изображением уважаемой мною мисс Марпл:

Альбом: Белоруссия

Город очень зеленый, всюду, где только можно найти место, устроены скверы и  парки, да и на улицах зелени хватает. Вот так выглядит рекреационная зона возле дома, где я жила.

Альбом: Белоруссия

В центре, между улицей Карла Маркса и большой площадью,  небольшой сад: свежепокрашенные скамеечки, распускающаяся зелень, цветущие кусты и алые тюльпаны. Мирный уголок отдыха рядом с административным центром города и оживленной главной магистралью.

Альбом: Белоруссия

Сад отгрожен парапетом с тпичными для 50-х годов барельефами. Звзеда здесь изображена потому, что Минск - город-герой. Это его заслуженная награда.

Альбом: Белоруссия

Но здесь же, у входа в  этот зеленый островок, останавливает глаз памятка о самых жестоких годах - на этом месте были расстреляны схваченные немцами подпольщики.

Альбом: Белоруссия

О другом, совсем ином, но также трагическом  событии напоминает фигурка девочки с поломанным зонтиком -  но этой трагедии в мирное время могло бы и не быть. В мае 1999 года минчане собрались берегу Свислочи, где должен был состояться  "праздник пива" и приуроченный к нему концерт . Внезапно началась сильная гроза, с крупным градом. Около двух с половиной тысяч молодежи в возрасте от 14 до 20 лет, все в нетрезвом состоянии, попытались укрыться от непогоды в подземном переходе. В результате давки погибло 53 человека, в том числе два сотрудника милиции, пытавшиеся спасти людей.  музыка - это хорошо, да и пиво, наверно, неплохо - но... Конечно, трагедии случаются редко,  но скажите пожалуйста, зачем люди пьют?  Говорят, что прикоснувшись к бронзовой девушке с зонтиком, можно оградить себя от несчастного случая...

Альбом: Белоруссия

В Минске есть и памятник, напоминающий о людях, которые готовы прийти на помощь пострадавшим от чрезвычайных ситуаций. Это - Анри Дюнан (1828-1910) швейцарец, который в 1859 году стал свидетелем последствий  битвы между итальянцами и австрийцами при Сольферино,  когда девять тысяч  раненых солдат остались умирать на поле боя. Потрясенный увиденным,  он начал действовать, и благодаря его усилиям был основан Международный комитет Красного Креста (видите красный крест на подножии памятника?), а  в 1864 году принята первая  Женевская конвенция об улучшении участи раненых в сухопутной войне. Дюнан стал одним из  первых лауреатов Нобелевской премии мира.

Альбом: Белоруссия

     Много разных мыслей и чувст принесла мне эта неспешная прогулка. Но потом настало время ехать на условленное место встречи - туда, где работают мои друзья. Недолгая поездка в метро - и я оказываюсь в совершенно другой обстановке.

Альбом: Белоруссия

    Это район, где размещаются конторы, административные здания, мастерские и небольшие предприятия. Огромные современные дома соседствуют с жилыми кварталами двухэтажной  послевоенной застройки  и с остатками частных домиков.

Альбом: Белоруссия
Альбом: Белоруссия

На улице с порадовавшим меня названием Харьковская находится троллейбусное депо (на снимке выше видно его управление), при нем - типовая рабочая столовая, где я вполне прилично пообедала.

Альбом: Белоруссия

    А потом мне понадобилось поехать на другой край города - передать поручение от моего отца его минской знакомой. Я долго ехала на метро,  на автобусе, по улицам новой застройки, с одной стороны тянулась непрерывная полоса зелени -лужаек, деревьев, кустарника. Жилые дома, большие и маленькие, общественные и спортивные строения странных форм, - всё это я увидела из окна, но заснять не могла. Поэтому картинку могу показать лишь одну, да и ту не свою: вот так выглядит вечером здешняя самая большая библиотека!

Альбом: Белоруссия

      Целью моей поездки был типовой дом 70-х годов, на диво хорошо сохранившийся, опрятный. Только что прошел короткий дождь, пахло яблоневым цветом и луговой травой.

Альбом: Белоруссия

В маленькой, чистенькой квартирке с книгами и портретами мы долго беседовали с замечательной пожилой женщиной, которая всю жизнь проработала учительницей, живет одна, пишет чудесные стихи, ухитряясь найти что-то хорошее в старости. Её навещают бывшие ученики, она  просто сияет, радуясь гостям,  и от чашки чая с бутербродами просто невозможно отказаться. Когда я вспомнила, что нужно же еще приготовиться к поездке и стала прощаться, уже наступил вечер. Еще час обратного пути - и вот я выбираюсь из метро и иду по дорожке между домами, где горят огни за разноцветными занавесками, а впереди разливается сиренево-алый закат.

Альбом: Белоруссия

Вот такой он, Минск. Цитата: "Крупнейший транспортный узел, политический, экономический, культурный и научный центр Белоруссии". Он такой и есть. А еще - это город, где живет почти два миллиона народу. (Десятый по численности населения в Европе.) Город, где работают, читают книги, придумывают интересные занятия мои друзья. И в следующий раз я расскажу о том чудесном месте. где мы с ними побывали.

http://siobar.livejournal.com/171118.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Чемоданное настроение

Изучаю список достопримечательностей Волгограда и, пардон, офигеваю.
Как мы успеем обойти их все за одни выходные?! А надо успеть, второй шанс может не скоро подвернуться.
Паника-паника))))

А вот вам на сон грядущий меня красивую в платюшке в цветочек!
Тёмка тут для охраны моей бесценной тушки)
(без паники, Паха в курсе! =))) )

http://tiger-tom-tracy.livejournal.com/385600.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Милый сердцу Киев

Бывают Журналы – познавательные, с проверенными фактами и фото по теме, бывают – дайджесты, когда интересное увидел и перепостил. Изредка встречается и литература в чистом виде.
У меня – скорее дневник. Поэтому из моего рассказа о Киеве вряд ли можно что-либо почерпнуть.

Ну, хоть фото покажу…

Поезд приходит ранним утром. Всегда долго сидим разговариваем с киевской моей подругой…
Это вид из Светочкиного окна. Ассоциируется у меня со счастьем – любимые друзья, концерт любимого певца Налича…

Киев

Дальше - много фоток!

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Поездка в Касторию. Часть тертья (романтическая)

Итак, проддолжаем...

            Пришла в сознание я, когда самолет шел на посадку из-за того, что у меня заложило уши. У меня вообще всегда на посадках закладывает уши. Но в тот раз ощущения усиливались совершенно диким и безбожным похмельем. Но даже это не могло помешать мне наслаждаться тем, что я вот-вот попаду в Грецию.

И хотя процесс высадки и размещения нас по автобусам был далек от идеала, по сравнению с ужасами аэропорта «Внуково», мы никаких неудобств не заметили. Несколько часов до Кастории из Салоников, вообще прошли незамеченными. Зимина дрыхла здоровым сном, а я пялилась в темные окна и самой внятной мыслью у меня была «Твою мать! Греция!».

В отель мы добрались глубокой ночью. Вот тут-то и состоялось счастливое воссоединение двух любящих сердец. Очень симпатичный мальчик-бармен вовсю улыбался Зиминой, а та таяла под обжигающими взглядами южного мачо.

Вообще-то, когда Зимина пытается устроить мое личное счастье посредством знакомства меня с друзьями своих кавалеров, это всегда катастрофа! Какие только экземпляры не являлись пред мои очи, один другого страшнее. Каждый был достоин занять свое место в кунсткамере. Так вот, тогда был единственный случай, когда это правило нарушилось.

- У него есть друг, тоже бармен! – пихнула меня в бок Зимина, насладившись первым моментом встречи.

- Ну, давай друга, - без особого энтузиазма ответила я.

Появление этого самого друга повергло меня в шок и на какое-то время лишило дара речи. Более всего он смахивал на статую Аполлона Бельведерского. Аполлон ожег меня черными очами, улыбнулся, показав белоснежные зубы, и я сразу же поняла, что Греция – лучшая страна в мире.

Женькиного бармена звали Костас, моего – Космос. Костя и Кузя, по-нашему. К тому моменту, как я отошла от шока и вновь обрела дар речи, выяснилось, что он (то есть, дар речи) мне абсолютно не поможет. Ибо ребята не знали ни слова по-русски, а мы, как это ни прискорбно, ни слов по-гречески. Английский, который я уже тогда знала очень прилично, помогал мало, ибо кроме меня никто языком Шекспира не владел. Ну, или владел, но очень плохо. Впрочем, романтика ночной Греции и некоторое количество употребленного в честь благополучного прибытия алкоголя помогло нам найти общий язык. Получасовая прелюдия в виде вялой беседы, и мы разошлись по нумерам. Как вы понимаете, Женька с Костасом последовала в комнату барменов, а мы с Космосом получили в полное владение наш номер с Зиминой.

Муж, работа, Россия – все это осталось в другой жизни, а я попала в сказку. Мальчик был прекрасен, секс был прекрасен, Греция была великолепна! Мозг мой, вероятно, тоже остался в другой жизни, вместе с мужем и родиной.

Немного смущало то, что разговоры наши были скудны и забавны, в силу языкового барьера. Чтобы вы понимали всю глубину проблемы, приведу вам один наш «разговор».

- I am double! – заявил мне мой новый возлюбленный, когда мы отдыхали от любовных утех.

«Двойной?» - мысленно перевела я, и уставилась на парня. В смысле, он может два раза? Или у него что-то раздваивается где-то? Или же он про раздвоение личности? В том смысле, что шизофреник? Пока я размышляла, в каком месте мой возлюбленный раздваивается, и не опасно ли раздвоение личности для окружающих, Космос решил пояснить.

- Double! – повторил он и ткнул себя рукой в грудь. На груди висела цепочка, со знаком зодиака.

- Близнец! – дошло до меня, и я выдохнула. Как-то не очень я люблю шизофреников. – Ты по гороскопу Близнец. Twins, то есть.

Короче, оставшиеся два дня пролетели в полной эйфории. Алкогольной и любовной. Где-то между сексуальными упражнениями и алкогольными излишествами Зимина даже умудрилась купить шубы. Отравляло эту сказку только одно. А именно то, что это была именно сказка, которая вот-вот собиралась закончится. Отъезд неумолимо приближался и повис над нами домокловым мечем.

- Я не хочу в Москву, - ныла я Зиминой, когда мы сидели в кафе на берегу дивного озера, наслаждаясь коктейлями и предвкушая новую потрясающую ночь с нашими барменами. – Я хочу остаться здесь! Навсегда!

Практичная Зимина думала.

- Может, попытаться договориться с гидом. Мы заплатим за гостиницу и останемся тут еще на несколько дней. Деньги у меня есть!

Сама эта фраза свидетельствовала о глубоком повреждении мозга Зиминой. Впрочем, даже я, далекая от всего низменного, понимала, что даже наличие денег Зиминой не спасет нас, ибо виза у нас была ровно на день прилета и отлета.

Последняя ночь с моим возлюбленным была пропитана грустью предстоящего расставания. Изъяснялись мы по-прежнему с трудом, но общий смысл был понятен.

- Fly away, - говорила я, старательно артикулируя и подкрепляя фразу жестами, изображающими полет в моем понимании. – Tomorrow, - добавляла я и вздыхала.

Космос тоже вздыхал, обнимал меня и лепетал что-то по-гречески.

- I dont want to fly away, - развивала я свою мысль, пытаясь донести всю степень моего отчаяния до возлюбленного.

Возлюбленный понимающе смотрел на меня. В результате, он мне подарил свой крестик на кожаной веревочке в знак нашей вечной любви. А я, на манер Терминатора, пообещала ему, что скоро «Ill be back».

Уезжали мы с утра. Зимина заявила, что ее сердце разбито окончательно, и смириться со злой судьбой ей поможет только немедленная анестезия, иначе она так не играет. Надо сказать, что в ресторане отеля стоял бочонок с местным легким вином, которое можно было наливать себе в бокальчики во время приема пищи. Степень разбитости сердца Зиминой не могла быть излечена такими мизерными дозами. И она раздобыла пластиковую бутыль огромного размера.

- Ты что? Это же запрещено! – пыталась вразумить я подругу.

- А кто меня остановит? – резонно спросила она.

Аргумент был железным. Остановить Зимину с разбитым сердцем не мог никто. Ну, может, и есть на свете такие отчаянные ребята, но в тот день в отеле их не было. Робкие попытки персонала пресечь это вопиющее нарушение Зимина останавливала таким взглядом, что все живое дохло в радиусе ста метров. Я прикрывала тылы, объясняя по-английски, что сопротивление бесполезно, Зимина все равно добудет себе живительного напитка, мы дико извиняемся, больше так делать не будем, но обстоятельства таковы, что мы просто вынуждены пойти на этот отчаянный шаг.

Впрочем, двухлитровой бутыли хватило минут на сорок. Меня развезло, и я, глотая слезы, рассказывала Зиминой о моей великой любви, Зимина же, судя по напряженному выражению лица, разрабатывала план побега. Когда кончилось вино, мы вскрыли сумку и достали подарочную коробку «Метаксы», которую Зимина везла в качестве сувенира своим родителям. Но так уж сложились звезды, что в ту поездку бутылки в качестве багажа и подарков у Зиминой долго не задерживались.

Наличие дозатора, как вы понимаете, нас не остановило. Наши соседи всю дорогу до аэропорта наблюдали за взметающейся вверх, на подобие пионерского горна, бутылью, правда вместо бодрящего марша юных ленинцев, звуковое сопровождение состояло из ругани Зиминой, когда она посредством потряхивания и покручивания, пыталась влить в себя содержимое емкости. С «Метаксой» мы с честью справились, еще раз доказав победу русской смекалки над капиталистическим мышлением.

В аэропорту Зимина все ж таки отловила гида и запытала того на предмет, кому и сколько надо доплатить, чтобы продлить наше пребывание в стране нашей мечты. Потом мы побегали немного в поисках посольства Греции или его представителей, собираясь объявить себя политическими мучениками пост-советской Россией попросить убежища. Потом нас изловили. Мы вырвались уже после регистрации, где нам ничего не оставалось, как опустошить дьюти-фри, закупив столько «Метаксы», сколько мы могли унести. Так как пьяным море по колено, свои способности носильщиков мы сильно переоценили, но мужественно терпели и кряхтя дотащили несколько совершенно неподъемных пакета до самолета.

Весь полет мы пили, жаловались на судьбу и донимали стюардесс вопросами о парашютах. Парашютов нам не выдали, угнать самолет, к счастью, почему-то нам не пришло в голову, так что долетели мы благополучно.

Горе наше было так велико, что прямо с аэропорта мы двинули ко мне домой, где продолжили надираться той самой «Метаксой» уже на глазах моего совершенно офанаревшего мужа. Впрочем, ему тоже перепало от даров греческих виноделов, и он не остался в обиде.

Знаете ли вы, как впадают в запой? Последующие несколько недель мы с Зиминой впали в натуральный запой. Каждый день к вечеру на мою работу звонила Зимина. Причем вопрос «Пить или не пить» не стоял. Как не стоял вопрос «Что пить». Единственный вопрос, который мы решали, звучал как «У тебя или у меня?». Запасы из дьюти-фри ушли стремительно. Мы переключились на «Метаксу» местного разлива, которую употребляли с прежним рвением, правда, каждый раз с видом знатоков утверждая, что это вот ни фига не «Метакса», а вот в Греции…

Основным лейтмотивом наших пьянок была та самая фраза Терминатора, о неотвратимости нашего возвращения. И мы вернулись.

И, как вы уже догадались, продолжение следует, потому что вторая наша поездка в Грецию превзошла первую по всем статьям.

А как у вас обстоят дела с романтическими историями?

http://evaevg.livejournal.com/64385.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Как это бывает

b3a2c5fca120.jpg

Обычно киевский концерт начинается для меня так… Кто-то хороший (кем-то чаще всего выступает Надя muzicanochka) бросает мне ссылку, причем умышленно без комментов: такого-то числа в Киеве - концерт Петра Налича.

День-два я хожу думаю – ну ведь не надо ехать, ведь была уже, ведь дорого, да, правда? Потом крадусь к Саше: «А давай поедем в Киев на концерт?» - Ой… - морщится Саша, - езжай сама.

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Покатушки по Сяси,часть третья- Немятово,вечер на берегу Ладоги.

Финишировали наш выезд на Сясь мы в Немятово.Мне еще не доводилось бывать в этом небольшом селе на берегу Ладоги,и я была приятно поражена,когда мы подъехали почти вплотную к створным знакам Новоладожского канала-красному и белому маякам.
IMG_0331.JPG

Continue reading

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...